ЖИВОТНАЯ СТРАСТЬ: Ростислав Вовк CEO компании «Кормотех» о том, как делать бизнес на животных, но оставаться людьми

Вибачте цей текст доступний тільки в “Російська”. For the sake of viewer convenience, the content is shown below in the alternative language. You may click the link to switch the active language.

Здесь можно взять на работу своего домашнего питомца, а производимые корма для кошек и собак таковы, что из их ингредиентов иные рестораны вполне могли бы готовить изысканные блюда. Собственник и CEO львовской компании «Кормотех» Ростислав Вовк с самого начала сделал ставку на качество, и не прогадал: сейчас компания — флагман отрасли в Украине и с каждым годом наращивает объемы производства и экспортный охват. Приводим интервью Ростислава Вовка журналу Leadership Journey (LJ)

Leadership Journey (LJ): Как и благодаря чему родилась компания «Кормотех»?

Ростислав Вовк (Р.В.): Компания была создана в 2003 году, у ее истоков стояли мой отец Орест Вовк, моя старшая сестра Елена и, собственно, я. На тот момент у меня за плечами было лишь обучение в Львовском банковском институте и небольшой опыт работы по специальности в одном из местных банков.

Собственник и CEO компании «Кормотех» Ростислав Вовк

Собственник и CEO компании «Кормотех» Ростислав Вовк


Фактически, появление «Кормотеха» можно рассматривать как диверсификацию бизнеса, которым на тот момент занималась наша семья. Речь идет о ЧАО «Энзим», которое специализируется на выпуске хлебопекарских дрожжей. Команда топ-менеджеров этой компании также участвовала в создании «Кормотеха».

LJ: Трудно ли было поначалу?

Р.В. В первые годы «Кормотех» работал под контролем материнской компании. Я был молод и неопытен, но очень хотел доказать, что под моим руководством компания может быть успешной, поэтому с головой погрузился в операционное руководство. Полтора десятка лет компания и я росли вместе — и сегодня «Кормотех» флагман в своей отрасли в Украине, а по уровню автоматизации производства и доходности находится на одном уровне с «Энзимом». Все эти годы мне, как лидеру, приходилось брать на себя большую ответственность в производственных и кадровых вопросах.

ЛИДЕР — ЭТО ЧЕЛОВЕК, КОТОРЫЙ СВОИМИ ИДЕЯМИ, ЭНТУЗИАЗМОМ, ОПЫТОМ И СТРАТЕГИЧЕСКИМ ВИДЕНИЕМ УВЛЕКАЕТ ЗА СОБОЙ ДРУГИХ ЛЮДЕЙ

LJ: Каким, по вашему мнению, должен быть идеальный лидер? И видите ли вы себя таким руководителем?

Р.В. В моем понимании лидер — это человек, который своими идеями, энтузиазмом, опытом и стратегическим видением увлекает за собой других людей. Ему доверяют, а он, в свою очередь, доверяет своей команде и позволяет ей расти и даже перерастать его самого. Принимать решения, брать на себя ответственность и верить в значимость поставленной цели — вот кто такой настоящий лидер. Будучи по натуре самокритичным человеком, я считаю, что сам я до этого уровня еще не дорос, но очень стремлюсь стать именно таким руководителем. Мне есть над чем работать. Простой пример: я с самого начала был глубоко вовлечен в непосредственное руководство компанией, да и сегодня многие операционные решения принимаю сам. Так сказать, перетягиваю на себя одеяло. Это не всегда хорошо

LJ: То есть вы продолжаете держать руку на пульсе операционки?

Р.В. Поначалу, когда в молодой развивающейся компании было необходимо оперативно реагировать на все новые вводные (завоевание рынка, поиск поставщиков и персонала), это было единственно возможным способом руководства. Будучи одновременно собственником и СЕО, я испытывал большую ответственность — и с годами ее уровень ничуть не уменьшился, а, наоборот, вырос. Но сейчас я работаю над тем, чтобы не зацикливать все звенья управления компанией на себя — и, надеюсь, через год-два смогу вплотную приблизиться к тому идеалу лидера, о котором только что сказал.

LJ: Почему именно корма для животных? Ведь это довольно специфический бизнес и наверняка не самый прибыльный…

Р.В. Сверхприбылей в этом бизнесе и вправду нет, но мы и не гонимся за ними. Мы играем вдолгую. Создавая «Кормотех», мы решили инвестировать в высокотехнологичную отрасль, какой по своей сути является производство кормов для животных. К тому же тогда на отечественном рынке сложилась благоприятная ситуация: в стране были представлены исключительно импортные корма, производившиеся двумя транснациональными корпорациями, а вот собственного отечественного производителя не было.

МЫ ИГРАЕМ ВДОЛГУЮ

LJ: Вы сказали: «Мы играем вдолгую»… Это означает наличие у компании некоей миссии и ценностей. На фундаменте каких производственных, управленческих и общечеловеческих ценностей вы строите компанию?

Р.В. Наша миссия — производить высококачественное и доступное питание для собак и кошек, чтобы дарить их владельцам радость общения со здоровыми и жизнерадостными любимцами. Компания с самого начала строилась на любви к четвероногим. Нельзя производить корма для кошек и собак и при этом не любить их. У меня самого дома кошка и собака, у большинства наших сотрудников тоже домашние питомцы. Причем люди могут взять их с собой на работу! Конечно, непосредственно на производство четвероногим вход запрещен из соображений безопасности, но для офисных сотрудников — пожалуйста! Очень многие пользуются этой возможностью быть со своими любимцами.

Из любви к животным проистекает и наш главный производственный принцип: качество, качество и еще раз качество! Можно даже сказать, что мы помешаны на качестве. Для четвероногих не имеет значения, насколько раскручен тот или иной бренд кормов, они полагаются исключительно на нюх и вкусовые рецепторы. И поверьте мне, плохой корм наши питомцы распознают сходу.

Если свою работу ты делаешь с азартом, то любая цель становится выполнимой
 

LJ: Какие ценности вы исповедуете как глава «Кормотеха»?

Р.В. Наши ценности — развитие и ответственность. Развитие себя и окружения: рынка, отрасли, культуры отношения к животным. Именно поэтому мы инициируем уже несколько лет подряд всеукраинский день «Возьми собаку на работу», образовательный курс для школьников «Маленький Принц. Львов, который любит животных» и школу для ветеринаров и заводчиков Optimeal Expert.

Еще одна наша ценность — азарт. В гонке за качеством без него никак не обойтись: подбор рецептур, поиск уникальных специалистов и оборудования, изыскание необычных способов продвижения продукции. Если свою работу ты делаешь с азартом, то любая цель становится выполнимой. И, конечно, люди: без моей команды топ-менеджеров, без усилий каждого работника нашей фабрики компания «Кормотех» ни за что не стала бы одним из лидеров отечественного рынка кормов для животных.

LJ: Высокое качество — это более дорогие ингредиенты, более дорогое оборудование и, как итог, более высокая конечная цена. Но все ли премиальные корма одинаково хороши?

Р.В. К сожалению, высокая цена не всегда означает хорошее качество. Нередко производители даже в дорогих кормах чрезмерно гонятся за снижением себестоимости, экономя на ингредиентах или используя упрощенные рецептуры. У нас другая парадигма: качество превыше всего. Поэтому наши основные производственные постулаты — жесткий входной контроль поставляемых ингредиентов, отточенная до малейших нюансов технология производства и правильная рецептура.

 

LJ: «Кормотех» — это компания семейного типа. Кто является ее собственниками? И входит ли компания в Ассоциацию владельцев семейных компаний FBN?

Р.В. Сейчас собственниками компании являемся я и моя сестра. Мы присоединились к украинской ячейке FBN во главе с Владиславом Бурдой два года назад и принимаем активное участие в ее жизни.

LJ: Кто в компании задает стратегическую линию развития и принимает главные решения? Возможно, существует семейный борд?

Р.В. На данный момент в компании нет борда, однако, думаю, он появится в ближайшем будущем. Стратегические решения финансового характера мы принимаем вместе сестрой, но это больше вопрос перераспределения средств межу нашими двумя основными и независимыми бизнесами — «Энзим» и «Кормотех». В случае если одна компания нуждается в дополнительном финансировании, вторая приходит на помощь. В самом «Кормотехе» есть стратегический совет, куда помимо меня входят топ-менеджеры компании: руководители отделов маркетинга, производства, логистики, эйчар и сотрудник, который отвечает за управление трансформационными изменениями в компании. Все решения принимаются коллегиально, но, конечно, у меня есть право вето.

Быть экспертом во всем невозможно, да и ненужно. Для того и существует команда профессионалов, чтобы каждый из них в зоне своей ответственности и компетенции двигал компанию вперед
 

LJ: Часто им пользуетесь?

Р.В. Совсем нет. Я старюсь больше слушать, чем говорить. Быть экспертом во всем невозможно, да и ненужно. Для того и существует команда профессионалов, чтобы каждый из них в зоне своей ответственности и компетенции двигал компанию вперед. Наша команда — это костяк и движущая сила, она строилась с момента основания компании. Я полностью в ней уверен и доверяю этим людям. Можно сказать, мы дышим с ними одним воздухом.

LJ: Как сейчас себя чувствует украинский рынок кормов для животных? Есть ли перспективы для развития компании и расширения производства?

Р.В. Емкость мирового рынка, где лидируют США, составляет около $100 млрд в год. На момент основания «Кормотеха» в мире существовало порядка двух десятков брендов кормов для животных, сейчас их больше 100 и практически все они в той или иной мере представлены на украинском рынке. То есть в Украине на данный момент имеем сформировавшийся рынок кормов. Тем не менее перспективы роста есть. Возьмем статистику: в США и Германии почти 95% владельцев домашних животных кормят их готовыми кормами (сухой или влажный рацион), в целом по Европе — около 70%. А у нас — всего 15–25%. Фактически, большинство украинцев кормят своих собак и кошек продуктами с собственного стола. Поэтому потенциал для развития однозначно есть. Правда, необходимо делать скидку на периодические экономические кризисы, которые больно бьют по сегменту кормов для животных. У нас этот рынок растет на 20–30% в год, потом — бах! — очередной кризис, и все начинаем сначала.

Я СТАРЮСЬ БОЛЬШЕ СЛУШАТЬ, ЧЕМ ГОВОРИТЬ

LJ: Какую долю компания сейчас занимает на украинском рынке?

Р.В. На данный момент на украинском рынке в сегменте кормов классов «стандарт», «премиум» и «суперпремиум» (сейчас его емкость составляет свыше $200 млн в год) наша компания — один из лидеров, с долей около 35% в натуральном выражении и 22% — в денежном.

LJ: А каковы сегодняшние тренды этого рынка?

Р.В. Налицо трансформация отрасли в сторону комплексного ухода за животными. То есть речь идет не только о кормах, а и о разнообразных сопутствующих товарах — поилки, игрушки, одежда, витамины и даже страхование. Объяснение этому весьма простое: в развитых странах сокращается количество детей в семьях, но у людей все равно остается потребность о ком-то заботиться. Эта тенденция уже приобрела ярко выраженный характер в США и Европе и частично наблюдается в Украине. Поэтому в ближайшие 15–20 лет эта отрасль будет динамично развиваться.

LJ: Компания «Кормотех» будет следовать этой тенденции, дополнив кормовой ассортимент различными товарами по уходу за животными?

Р.В. По-своему очень интересная тема, но на данный момент мы, будучи профессионалами в производстве кормов, концентрируемся именно на этом сегменте. Таковы наши планы в соответствии со стратегией развития компании.

LJ: Будете расширять производство?

Р.В. Этот процесс уже идет. В Литве мы строим завод для выпуска влажных кормов, утверждена программа расширения производства сухих кормов на ближайшие полтора года.

LJ: Если говорить о долевом распределении поставок, какое направление внутренний рынок или экспорт для вас в приоритете?

Р.В. Для нас Украина всегда была приоритетным рынком и таковым останется в будущем. Тем не менее мы планируем постоянно наращивать экспорт. Сейчас поставки на отечественный рынок — это 80–85% произведенных кормов, но, думаю, что через пять лет доля экспорта вполне может вырасти до 40%. Сейчас наши корма поставляются в два десятка стран, включая США. Добавляются новые рынки: например, недавно отгружена первая партия в Чили. Основной упор в развитии экспорта — это США, Западная и Восточная Европа.

LJ: Какими способами планируете расширять географию поставок?

Р.В. Чтобы улучшить качество и ассортимент кормов, мы работаем в тесной связке с ветеринарами и профессиональными заводчиками. Выход на новые рынки — это результат упорной работы нашей торговой команды, которая сейчас насчитывает 130 человек. За рубежом продвигаем наши корма на специализированных выставках — в частности, участвуем в крупнейшей мировой выставке товаров для животных Interzoo, проходящей раз в два года в Нюрнберге. В этом году планируем экспонироваться на шести–семи крупных международных выставках — в США, Германии, Польше, Италии и ОАЭ.

Также в некоторых странах у нас есть классическая торговая команда: фокусные торговые агенты, территориальные и дивизионные менеджеры. В Польше — семь человек, в Румынии — три, в странах Балтии — по два человека. Это все наши сотрудники. А вот, например, во Франции мы сотрудничаем с агентом, который выступает посредником между нами и сетевыми покупателями. Словом, используем различные методы, чтобы укрепиться на уже знакомых рынках и выйти на новые.

LJ: Как на протяжении существования компании менялся ассортимент кормов?

Р.В. Если коротко, мы начинали с базовых кормов: это была дешевая альтернатива дорогим импортным брендам. А сегодня мы играем на одном поле с титанами этого бизнеса — международными корпорациями Nestlé и Mars.

LJ: Расскажите о самых необычных маркетинговых приемах компании.

Р.В. Однажды во время пресс-тура на нашу фабрику мы кормили журналистов блюдами на основе ингредиентов для премиального собачьего корма нашего производства. Целью было показать, что корм для животных бывает куда качественнее и полезнее, чем иная «человеческая» еда.

LJ: Очень смело. Нечто подобное использовали в дальнейшем?

Р.В. Тот эксперимент положил начала нашему «Собачьему ресторану». В 2015 году на выставке Made in Ukraine мы устроили форменный ресторан для собак — с барной стойкой, обширным меню и настоящим шеф-поваром. Из тех же продуктов, которые входят в наш премиальный корм «Клуб 4 лапы» (это телятина, рис и лосось) он готовил еду для их хозяев и остальных посетителей выставки. Впоследствии мы не раз устраивали «Собачий ресторан» на других фестивалях.

LJ: А какие еще примеры инноваций вашей компании вы могли бы привести?

Р.В. Сейчас у нас в разработке несколько интересных проектов, но не обо всех я пока могу говорить. Но вот, например, в США «выстрелила» необычная упаковка одного из наших кормов, которая выполнена в виде картонного тубуса и может использоваться как полноценный travel pack: корм, вода, поилка и т. д. Словом, все, что нужно для путешествия с питомцем.

LJ: Давайте поговорим о персонале, который, как я понял, для вас это в первую очередь капитал. Построение бренда работодателя — что в этом направлении делается в компании?

Р.В. Мы всегда готовы к конструктивному к диалогу с сотрудниками, а один из наших принципов — это открытость. Мы стараемся донести до персонала стратегические цели компании, подробно рассказываем, для чего внедряются те или иные изменения. Люди знают, куда мы движемся, и это позволяет им почувствовать себя сопричастными этому процессу. Сам я тоже постоянно общаюсь с сотрудниками: двери моего кабинета всегда открыты.

ОДИН ИЗ НАШИХ ПРИНЦИПОВ — ЭТО ОТКРЫТОСТЬ

Мы стараемся создать приятную атмосферу и хорошие условия труда вне зависимости от того, офис это или производственные участки. Например, недавно сотрудники одной из наших фабрик обратились с просьбой: на производственных участках слишком жарко, решите проблему. И мы решили: установили на заводе промышленную систему кондиционирования. А для некоторых категорий офисных сотрудников при необходимости возможна работа из дому.

LJ: Какой принцип вы исповедуете в подборе персонала на ключевые руководящие позиции?

Р.В. Мы семейный бизнес, и по семейному же принципу строим компанию. Это означает, что наши сотрудники — как члены нашей большой семьи. Приглашению топ-менеджеров со стороны я предпочитаю продвижение собственных сотрудников. Я за то, чтобы люди росли внутри компании. Стратегический совет, о котором я упоминал ранее, на 80–90% состоит из людей, которые в свое время начинали работу в компании на базовых позициях. А теперь мы вместе с ними двигаем «Кормотех» вперед.

Подобных примеров я могу привести немало. Наш нынешний директор по производству начинал в компании простым оператором на линии, а директор по маркетингу и инновациям — рядовым маркетологом. Точно так же — с финансовым директором и главным логистом.

LJ: Как глубоко вы вовлечены в процесс подбора персонала?

Р.В. Уже довольно давно я не собеседую потенциальных сотрудников, если речь идет о претенденте на позицию ниже начальника отдела. Лишь иногда, когда появляется интересный человек и необходимо принять нестандартное решение, я подключаюсь к процессу по просьбе наших эйчаров. С другой стороны, бывали случаи, когда без моего непосредственного участия в компанию брали даже начальников отделов.

LJ: Ощущает ли компания проблему оттока рабочих кадров?

Р.В. Действительность такова, что многие украинцы в поисках лучшей жизни едут на заработки за границу. Вы и без меня знаете, как много наших соотечественников сейчас трудится в той же Польше. Но нам, я считаю, повезло: нужные нам высококвалифицированные специалисты остаются работать в компании. Проблема больше касается базовых рабочих специальностей. Однако нет худа без добра. У нас операторами в основном работают мужчины, но именно они чаще всего уезжают. И вот несколько месяцев назад, ощутив нехватку операторов, мы начали приглашать на производство больше женщин — и выяснилось, что они даже лучше справляются с этой работой, будучи более сосредоточенными и внимательными.

Если сотрудник приходит с идеей, которая позволит уменьшить затраты на производстве или поможет компании стать лучше и успешнее, он получит бонус

LJ: Чтобы удержать сотрудника, его необходимо замотивировать. Какие системы мотивации действуют в компании?

Р.В. В компании, сосредоточенной на производстве, большую роль играет оплата труда. На производстве достойные зарплаты, к тому же все полностью официально — никаких конвертов! Если сотрудник приходит с идеей, которая позволит уменьшить затраты на производстве или поможет компании стать лучше и успешнее, он получит бонус. К мотивационным стимулам можно отнести возможность стажировки или работы на наших фабриках за пределами Украины и различные программы обучения за счет компании.

LJ: Обучение очень важный компонент мотивации. В компании существует некое подобие корпоративного университета?

Р.В. У нас нет корпоративного университета, но это не мешает нам обучать сотрудников. Мы сотрудничаем с приглашенными тренерами, которые периодически проводят для наших менеджеров различные тренинги — например, по менеджменту и управлению персоналом. Также мы проводим обучение сотрудников по специфическим отраслевым вопросам — начиная от рецептуры кормов и заканчивая контролем качества. А топ-менеджерам мы оплачиваем MBA — пока только в Украине.

LJ: Оплата компанией MBA для своих сотрудников это действительно круто! И как это происходит: менеджер приходит к вам и говорит: «Хочу пройти обучение по MBA»?

Р.В. Конечно, это не «доброго дня, дайте грошей на «ем-бі-ей», одной «хотелки» недостаточно. Человек должен представить видение развития своего направления в компании и свою роль в этом процессе. Он должен предложить несколько прикладных вариантов проектов, на основе которых будет строиться его обучение в MBA. Решение о целесообразности обучения принимает стратегический совет компании.

LJ: А сами где берете новые знания? Тот же MBA, различные тренинги?..

Р.В. Я не оканчивал MBA. Да и вообще, я на дух не переношу академическое обучение — с зубрежкой и сиденьем за партой в течение многих часов. В моем понимании идеальный формат обучения — это короткие тренинги с разбором тех или иных теорий либо конкретных кейсов.

LJ: Как выглядит ваш обычный рабочий день?

Р.В. Подъем в 7:15–7:30, йога, душ и завтрак, на работу приезжаю ближе 10:00 — при условии, что в этот день нет деловых встреч. По понедельникам я на фабрике, занимаюсь производственными вопросами, со вторника по пятницу — в офисе. Работаю до 18:00–18:30, но при необходимости — запуск нового продукта, проблемы на производстве и т.д. — бывает, что и до 22:00. Мой обычный рабочий день — это встречи с деловыми партнерами и поставщиками, совещания, принятие решений. Словом, все довольно скучно, если бы не было так круто и весело! (улыбается). Если на работе нет форс-мажоров, домой я попадаю к 19:00–19:30. Играю с детьми, общаюсь с женой — обычный семейный вечер, каким он бывает у большинства из нас.

ЛУЧШАЯ ЭМОЦИОНАЛЬНАЯ ПОДЗАРЯДКА — ЭТО ПУТЕШЕСТВИЯ С СЕМЬЕЙ

LJ: Выходит, вам удается выдерживать баланс между работой и семьей?

Р.В. Могу сказать, что да. Кроме того, моя жена — бизнесвумен, она руководит нашим отельным бизнесом, поэтому мы с ней видимся лишь по утрам и вечерам. По выходным я работаю достаточно редко — разве что случаются деловые поездки по Украине или за рубеж. Но в основном уик-энды — это время для семьи.

LJ: Как отдыхаете, есть ли у вас хобби?

Р.В. Пожалуй, лучшая эмоциональная подзарядка — это путешествия с семьей. А еще сноубординг и яхтинг — я очень люблю ходить под парусом.

 

Источник